Тег «сила»

Как развивать насмотренность 

Когда я приезжаю в новый город или страну, у меня включается режим повышенной внимательности к деталям.

Я обращаю внимание на всё, что попадается на глаза: вывески, наружную рекламу, одежду людей, их обувь, шрифты, урны, остановки, автобусы — и отмечаю детали, цвета, сходства и различия, необычные решения, ищу закономерности.

В первых поездках я делал это насильно, заставлял себя смотреть, учился вычленять детали. Со временем это приём превратился в навык, который постоянно в режиме сна, но в нужный момент включается сам.

Благодаря этому навыку, я регулярно нахожу новые детали, которые меня удивляют. Даже если иду по той же улице, что и вчера.

Копируй других, подражай, повторяй 

Хороший плотник знает, когда нужно махнуть топором, а когда деликатно поработать напильником. Дизайнер и редактор такие же ремесленники. Чтобы сделать свою работу хорошо, они тоже должны уверенно владеть различными инструментами, приёмами и техниками, и применять их там, где они по-настоящему уместны.

Любое ремесло: дизайн, редактура, фотография, иллюстрация — это про умение говорить на разных языках. Но даже этого мало: важно ещё ориентироваться в наречиях, диалектах, жаргоне и сленге, и знать, когда будет уместно сказать «кринж», а когда «треш», когда использовать гротеск, а когда акцидентный шрифт.

Чтобы знать, когда уместно использовать отдельное слово или визуальный приём, важно тренировать насмотренность. Но нет никакого смысла смотреть на чужую работу просто так. Нужно разбираться, почему люди пишут и рисуют именно так, а не иначе.

Почему здесь запятая, а там тире? Почему у одного автора лёгкий и понятный слог, что даже лонгриды на 20 минут читать одно удовольствие, а у другого даже короткий пост на 200 слов вызывает головную боль и тошноту?

Почему здесь вот такой отступ, а тут меньше? Почему здесь пятипиксельная сетка, а в другом проекте — четырёхпиксельная? Почему здесь римская антиква, а там — гуманистический гротеск? Почему одна афиша нравится, а другая раздражает? Что не так с композицией на этом слайде?

Может показаться, что это и есть секрет успешности молодых дизайнеров. Но задавать вопрос «почему» — лишь первая часть обучения начинающего дизайнера или редактора. Второй шаг — повторять чужие работы: перерисовывать сайты, логотипы, подражать другим авторам, использовать их стилистические и синтаксические приёмы, обороты.

Копируй других, подражай, повторяй — это единственный способ научиться говорить с людьми на понятном для них языке. Кайф в том, что учиться этому можно всю жизнь.

А если кажется, что есть какой-то другой путь, то почитайте биографию Да Винчи: свой путь он начинал как подмастерье у скульптора Андреа Верроккьо.

Посмотри в словаре 

Никогда не стыдно посмотреть правило в справочнике, уточнить перевод или значение слова в словаре. Знать и помнить всё — невозможно, а зачастую просто бессмысленно.

Каждый день я заглядываю на сайт правил русского языка, освежаю что-то из Ководства, открываю справочник Мильчина, проверяю перевод слов и фраз в Яндекс Переводчике и английских толковых словарях.

Именно это, кстати, отличает дилетанта от профи. Новичок всегда во всём уверен, а опытный всегда всё подвергает сомнению и проверяет.

Главные инструменты редактора ★ 

Парадоксально, как мало вокруг говорят о настоящих инструментах редактора. Все пишут про всякие задачники, новые текстовые редакторы и удивительные инструменты для проверки текстов. На деле же главные инструменты редактора — это незнание и любопытство.

Незнание, потому что редактор редко, почти никогда, не эксперт в том, о чём пишет. Для этого он привлекает других людей, которые потратили много часов на то, чтобы познать и изучить предмет.

Но они не очень понимают про дистрибуцию, подачу, канцелярит и проблемы людей. Они просто разбираются в теме. А редактор — нет. И вот это незнание позволяет ему смотреть на проблему глазами читателя, который тоже не в теме. Именно незнание помогает редактору понимать, что читатель ожидает увидеть в этом тексте.

Любопытство, потому что в процессе создания статьи, редактор разбирается в нюансах, которые ему неизвестны.

Редактор не обязан знать, в чём отличие масляной краски от водоэмульсионной, и тем не более не обязан знать, когда какую лучше использовать. Но он обязан быть любопытным и хотеть разобраться в этом. Без любопытства — нечего делать в профессии. Без любопытства вы не сможете быть хорошим редактором.

А тексты писать можно и в стандартном блокноте. Эти все инструменты вообще ни на что не влияют.

Non jurare in verba magistri ★ 

Эту фразу я впервые услышал ещё на парах по латыни в тобольском пединституте. А потом в одном из эфиров «Невзоровских сред». Дословно переводится так: «Никогда не клянись словами учителя». Раньше я не понимал, что это значит, и, наверное, не до конца понимаю сейчас.

В школе мне казалось, что вот учителя умные, они всё знают. В универе тоже так казалось. А когда съездил в США в 18 лет, то увидел, что учёба в другом. Она не только в книжках и преподавателях за кафедрой, а в принципе в людях, в любых. Да и разговорный английский я больше выучил именно в Штатах, пока болтал с мексиканцами и местными на кухне, а не на парах по фонетике.

Главное правило в обучении: всегда разрушать границы, которые создал учитель.

Хороших учителей мало. По-моему есть только один способ понять, какой учитель перед вами: норм или хуеплёт. Хороший учитель никогда не учит знаниям. Он учит их добывать, учит анализировать информацию, учит системному подходу, учит обучаться самостоятельно, даже когда его не будет рядом. А хуёвый просто читает факты по бумажке или рассказывает формулы времён английского языка.

Поэтому в любом обучении важно не отключать голову: сомневаться и мыслить критически. Например, если хочешь стать редактором, надо прочитать не только «Пиши, сокращай», но ещё Галь, Мильчина, Зинсера, Хемингуэя. Тогда тебе не страшен ГГМ — главред головного мозга. Если хочешь стать дизайнером, не нужно зацикливаться на стандартах Бюро Горбунова и бурчать клиенту про полезное действие и ФФФ. Достаточно хотя бы раз в месяц смотреть, что делают в «Пентаграме», в Студии Лебедева, в «Щуке», в «Чармере».

Чем разнообразнее ваши знания о профессии, тем лучше.

Мат 

Не понимаю, что плохого в мате? Почему его у нас так стыдятся?

Матерные слова виноваты лишь тем, что буквы в них сложились в определённый звуковой ряд и обозначают различные ситуации и явления. Один и тот же мат может быть междометием, прилагательным, существительным и глаголом — такой гибкости матерных слов я не встречал ни в одном языке мира.

Да, говорить исключительно матом — мерзко. Это признак того, что человек не владеет своим родным языком. Мат становится сильным, только когда его умело добавляют в предложения, вкрапляют в свою речь, словно приправу. Если пересолить суп, его будет невозможно есть. Так и с речью, насыщенной матами. Она отвратительна.

Но причина такого засилья мата в том, что его стесняются, боятся и запрещают с детства. Вместо того, чтобы объяснить, что это часть языка, и ей просто нужно уметь пользоваться. Как и с любыми другими словами надо знать место и время, когда мат стоит употреблять, а когда нет.

Например, использовать термин «эмболия» в разговоре с пациентом — странно, а с врачом — нет. Сказать родителям, что вы вчера «классно флексили» в автобусе с другом — глупо. Вряд ли они поймут, что вы имеете ввиду. С матом так же.

Вставлять маты в разговоре с малознакомым человеком — неприлично. А вот выкрикнуть «блять» вместо «блин», когда ошпарился — норм. Иначе будешь как мудак выглядеть.

О сомнениях и страхах 

Как-то я написал: «Жить в страхе совершить ошибку — самое печальное, что вообще может быть. Я каждый день вижу людей, которые боятся изменить свою жизнь из-за страха что-то потерять. Но нам вообще нечего терять в этой жизни, кроме самой жизни».

Многие тогда подумали, что я такой просвещённый гуру, который никогда ничего не боится. Поверьте, я боюсь ровно столько же, сколько и все остальные. Разница лишь в том, что я научился эти страхи преодолевать, а кто-то ещё нет. Но прежде чем преодолеть, я много сомневался.

Иногда мне страшно позвонить маме и поговорить с ней, потому что я боюсь, что она меня осудит или не поймёт. Иногда мне страшно сказать правду, потому что я могу обидеть человека, иногда мне страшно, что у меня не получится. Некоторые страхи я до сих пор не преодолел: боязнь высоты, например. Но настанет день, я справлюсь и с этим.

Всё можно преодолеть. Об этом говорит и известный дизайнер Иван Богданов в своём выступлении на «Дизайн Просмотре».

Рецепт успеха прост — не парьтесь. Занимайтесь спортом, отдыхайте, высыпайтесь, ешьте больше растительной пищи. На деле, все зажимы у нас в сознании. И всегда есть выбор. Можно запаниковать и сдаться, а можно собраться и попробовать найти решение. И вы его обязательно найдёте, потому что находили и прежде. Почему вдруг именно в этот раз у вас не получится?

Эволюция редактора ★ 

Чем хороший редактор, дизайнер, арт-директор отличается от хуёвого? Тем, что он развивается. Меняются его взгляды, отношение к отдельным вещам, вопросам, жизни в целом.

Хороший специалист каждый день, каждый час задаёт себе вопросы: «Зачем я это делаю? Почему я делают это так? Могу ли я сделать это по-другому?» Рано или поздно это приводит его к новым идеям, новым решениям, новым взглядам — более прогрессивным.

Вот многие не любят Ильяхова, но я вам сейчас приведу один аргумент, почему он крутой редактор, а все, кто срут у него в комментах — неудачники. Сравните его заметку о латинице за 2012 год и заметку о латинице за 2018. Просто два разных человека.

Если у вас за шесть лет взгляды на профессию не изменились, скорее всего вы хуёвый специалист.

О сложных решениях и самообмане 

Подскаст получился скомканный, но вроде ничего. Буду рад получить советы, как его улучшить, сделать интереснее.

Женя Лепёхин · О сложных решениях и самообмане

Содержание

0:40 — Первая сложная ситуация: выбор университета

1:12 — Слушай себя

2:00 — Как научиться слышать себя

4:05 — О честности и самообмане

5:40 — Спроси с себя

6:17 — Признай проблему и реши её

7:20 — К чему приводит самообман

8:30 — Единственное решение любой проблемы — перемены

9:50 — К чему ведут сложные решения

Кино летом. Лето в кино. 

В прошлый четверг сходил на фильм Кирилла Серебренникова «Лето». В трёх фактах почему фильм крутой:

  • Чёрно-белое кино. Все ранние фото Цоя и советских рок-музыкантов тоже чёрно-белые. Картина словно переносит зрителя в то время.
  • Игра актёров. Рома Билык, Тео Ю и Ирина Старшенбаум сыграли именно своих героев. Они не играли себя. У них получилось. А этого очень не хватает российскому кино. Техническая часть тоже на высоте. Тео Ю, актёр сыгравший Цоя, кореец, для роли он заучивал фразы на русском. Озвучивал его Денис Клявер, а пел вместо него Пётр Погадаев.
  • Песни и музыка. В фильме нет композиций, написанных до 1982 года. Только те, что существовали к тому времени и это ещё больше погружает в эпоху. Это показывает именно раннего Цоя, которого мало кто знает вообще.

Фильм для меня понятный и родной. В некоторых моментах я даже угадывал реплики и действия героев. Песни Цоя я слушал в детстве ещё на пластинках. У папы был проигрыватель «Вега 110» и два альбома Цоя: «Ночь» и «Чёрный альбом».

Позже я читал книги про ленинградский рок-клуб, БГ, Цоя, разговаривал с друзьями о Башлачёве и группе «Зоопарк». Подростком покупал кассеты в ларьках за 20 рублей, подбирал песни на слух на гитаре, так как интернета у меня не было.

Если вы не росли на песнях Цоя и не знакомы с контекстом эпохи, прочтите биографии героев в Википедии перед походом в кино. Иначе фильм покажется вам слишком претенциозным.