Тег «развитие»

Стоицизм ★ 

Есть один принцип, который помогает мне сохранять спокойствие и рассудок в ситуаций полной неопределённости. Его вывел один из основоположников стоицизма, греческий философ Эпиктет. Звучит он примерно так:

«В течении жизни события следует разделять на две категории: внешние факторы, которые мне неподвластны, и выбор, который я делаю в соответствии с этими факторами и могу контролировать. Где существуют добро и зло? Во мне, в моём выборе».

Эпиктет был рабом, и не мог это изменить. Он считал, что гораздо важнее сохранить свободным свой внутренний мир, свои мысли и убеждения, чем обрести физическую свободу. Это был выбор, на который он мог влиять.

Когда наступает полная жопа, я, как и все нормальные люди, паникую, волнуюсь и теряюсь. Но почти сразу я возвращаю себя в реальность цепочкой простых вопросов: «Я могу на это повлиять? Если да, то как? Если нет, то на что я могу влиять? Что я могу сделать, что выиграть от этой ситуации? Что я могу сделать, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону?»

Этот принцип повторяет избитое выражение: «Сначала ищи проблему в себе, а потом в окружающем мире». Только в виде вопросов оно сформулировано развёрнуто, от обратного. Люди, чьё мышление настроено на такую волну, легче воспринимают перемены и быстрее адаптируются к новым реалиям. Они понимают: нет смысла тратить силы на то, что не в силах изменить.

Удивительно, но ещё ни разу не было такого, что я не находил ответа на последний вопрос. Всегда есть что-то в нашей власти, что мы в силах изменить, улучшить, преобразить. Именно туда и нужно направить свои силы и внимание.

Переоценка целей ★ 

Считается, что если поставил цель, то нужно обязательно «дожать, добить её, дойти до конца». Но в жизни бывает так: идёшь куда-то и вдруг на полпути понимаешь, что всё это время шёл не в ту сторону, что тебе туда не надо.

В таких ситуациях обычно принято «идти до конца». Срабатывают различные социальные установки, навязанные обществом: бросать начатое плохо, ты такой необязательный, ты подведёшь людей, а чё тебе слабо. Я считаю, что это заблуждения и всё обстоит как раз наоборот.

Признаться себе, что цель тебя больше не радует, требует гораздо большей смелости и воли, чем ослиное упрямство. Кроме этого, чтобы признать свою ошибку, необходимо критическое мышление в отношении собственных решений. Безответственным и слабым людям это несвойственно.

Конечно, можно «пойти до конца» и «добить начатое». Но зачем, если ты уже понял, что на том конце нет нужных ответов? Зачем, если ты уже осознал, что результат не даст ожидаемого эффекта? Зачем, если весь оставшийся путь ты пройдёшь с мыслью и ощущением, что всё происходящее не приносит тебе удовольствия, не драйвит, не качает, не срывает башню?

Получать удовольствие от процесса — уже давно не банальный совет. Учёные выяснили, что дофамин вырабатывается не в момент, когда мы получили желаемое, а на пути к цели, то есть в предвкушении результата. Например, в процессе создания книги, а не когда она вышла в продажу.

Переоценка целей — сильный инструмент управления. Без него очень сложно идти долго и в нужном направлении.

Еженедельная корректировка целей помогает не сбиться с пути. Для этого достаточно время от времени честно отвечать себе на три вопроса:

  • Меня всё ещё привлекает эта цель? Горят ли мои глаза, когда я рассказываю о ней друзьям и родным?
  • Эта цель — то, ради чего я встаю по утрам из тёплой постели?
  • Если бы у меня остался год жизни, продолжил бы я путь к этой цели?

Четыре принципа управления, которым меня научили в музыкальной школе ★ 

Мало кто знает, но помимо обычной школы я закончил музыкальную школу по классу баяна. Сегодня я вряд ли смогу что-либо сыграть, так как не брал инструмент в руки более 10 лет. Зато я до сих пор помню несколько уроков, которые навсегда остались со мной благодаря моим учителям.

Регулярно приноси результат. Уроки в музыкалке шли не каждый день, но регулярно. Например, два раза в неделю было сольфеджио, а занятия по основному инструменту — три раза в неделю по полтора часа. Учитель всегда давал домашку, и забить на неё было нельзя, потому что на следующем уроке нужно было показать какой-то результат. Если я не успевал позаниматься, никто не ругался: просто мы вместе с преподавателем продолжали учить произведение прямо на уроке.

Такой подход напоминает мне принцип несдвигаемых встреч и сроков, когда вы встречаетесь с коллегой или клиентом и делаете что-то прямо на встрече, даже если все проебались и ничего не принесли. В музыкальной школе этот принцип действовал ещё 15 лет назад, и, наверное, действует до сих пор.

Количество превращается в качество. Количество повторений определяет скорость, с которой приходят ощутимые изменения. Например, чтобы научиться играть какую-нибудь фугу Баха на баяне, нужны неимоверная усидчивость и терпение. За два занятия точно ничего не получится, а вот за четыре-пять месяцев ежедневных репетиций — получится очень даже хорошо. И чем чаще упражняешься, тем быстрее заметен прогресс. Именно в музыкалке я впервые понял, что процесс важнее результата.

Это можно сравнить с любым другим делом. Если каждый день писать по три-четыре поста, то через полгода, ты будешь писать один пост за 15−20 минут. Если заниматься в тренажёрке три раза в неделю, то через год, точно будешь жать от груди больше, чем сейчас. Количество повторений всегда приводит к более высокому результату, чем имеешь сегодня.

Базовые навыки решают больше, чем талант. На занятиях по баяну я впервые понял, что нельзя прыгнуть выше головы. Если ты не научился играть гаммы, не научился расслаблять кисть во время игры, не знаешь, как ориентироваться в левой клавиатуре, то никакую фугу ты, конечно, не сыграешь. Даже если будешь биться год. Кроме того, если дать неподготовленному ученику слишком сложное произведение, через какое-то время он просто может разлюбить музыку и забросит музыкалку. Поэтому любое обучение новому ремеслу начинается с основ и базовых упражнений и задач.

Здесь можно привести в пример работу новичка-дизайнера. Нельзя ему сразу дать в работу сложный проект на целый год и сказать: «Давай, всё получится». Не получится, потому что слишком много нюансов, про которые он не в курсе. Это как дать 100 кг штангу человеку, который впервые пришёл в тренажёрный зал. Даже если он от природы сильный и поднимет эту штангу, высок риск, что он повредит себе какую-нибудь мышцу или связку и на этом его карьера штангиста закончится.

Снижать ожидания. Никто не ожидает, что ты сразу будешь играть Баха или «Распрягайте, хлопцы, коней» в две руки. Собственно, никто и не учит играть сразу произведения с листа. Сначала медленно, по частям, разучивают тему правой руки, потом аккомпанемент левой, потом соединяют, и только потом добавляют темп, отрабатывают акценты и различные приёмы.

Этот принцип разучивать песни и мелодии по частям, постепенно дало понимание, что большие задачи нужно делить на мелкие и понятные. Не нужно требовать от себя выдать черновик за один день, не нужно уметь рисовать сайты за два часа. Действуй поступательно, и результат придёт, если заниматься регулярно и много.

П. С. Этот пост не является призывом отдать ваших детей в музыкальную школу. Если вы родитель и теперь спешите сделать из вашего ребёнка Моцарта или Паганини — остановитесь! Сначала спросите у ребёнка, хочет ли он туда ходить, и проверьте слух. Возможно, музыка это не его.


Подписывайтесь на еженедельную рассылку и Телеграм-канал, чтобы не пропустить новые посты.

Три вещи, которых не хватает в современных школах: полезные навыки, увлекательный процесс и лёгкое отношение к ошибкам ★ 

В начале июня мне написал Сергей Хабаров, учитель информатики и издатель, и предложил ответить на следующий вопрос, связанный с его исследованием:

Представьте, что вы желаете лучшего для своего ребенка, внука, племянника или просто знакомого подростка. Представьте, что у вас есть все необходимые ресурсы: свое время, доступ к любым школам, курсам и педагогам. Как вы считаете, чему (где? как?) стоит научить подростка для успеха в будущем? Назовите не больше трех вещей и поясните, почему именно они.

Сначала не знал, что сказать, а потом пошерстил по блогу и своему каналу и обалдел: оказывается, я за пять лет написал несколько материалов на эту тему. Все они доступны по тегу «образование» в этом блоге или списком:

Я перечитал старые записи и написал длинный ответ о трёх вещах, которых не хватает в современной системе образования России.

Школа — ни в моей юности, ни сегодня — не даёт реального представления о жизни и о том, что ждёт ребёнка, когда он выйдет во взрослый мир. Школа как бы существует параллельно со взрослой жизнью, не соприкасаясь с ней. Уроки в виде лекций от учителя, домашние задания для закрепления, оценки за ошибки — эта модель устарела, от неё веет нафталином и скукой.

На мой взгляд, современная школа делает три вещи:

Учит получать знания и превращать их в навыки. Лучшие воспоминания о школе связаны с отдельными, замечательными учителями, игрой в царя горы и снежки на выбывание после уроков, но никак не со школой как местом, как институтом жизни. Большинство знаний и навыков, которыми я владею сегодня, я получил не в школе и не благодаря школьному образованию.

Чтобы освоить некий навык, у человека должно быть чёткое понимание, как это сделать, вне зависимости от сферы. И школа должна учить учиться, самообразовываться, постоянно получать новые знания и навыки, на протяжении всей жизни. Времена, когда человек получал профессию и работал на одном заводе всю жизнь, остались в прошлом. К сожалению, школа в России сегодня по-прежнему нацелена на заучивание фактов и нарешивание стандартных задачек, а не получение нового опыта и навыков.

На мой взгляд, школа должна измениться и перестать быть источником знаний и информации — для этого есть книги и интернет — а стать местом, где учат работать с информацией: анализировать её, проверять на достоверность, подвергать сомнению, обсуждать, находить логические нестыковки.

Школа должна стать местом, где учат вести дискуссии, спорить, приводить доводы, рассматривать ситуацию с разных позиций и пропускать любую информацию через разное понимание мира.

Мы должны переосмыслить роль учителя. Они должны перестать быть людьми, чьё мнение нельзя подвергать сомнению, а стать проводниками в жизнь, научить детей находить свой путь в этой жизни, принимать решения и нести ответственность за них. Как показывает практика — это гораздо важнее, чем знать факты и даты из учебника.

Учит наслаждаться процессом. Формат обучения, который предлагает современная школа не подразумевает веселья, фана, кайфа. Никто не хочет 40 минут слушать одного человека, элементарно потому, что уже через 20 минут наш мозг начинает скучать и ищет способы развлечься. Получается, что КПД одного урока — 50%. Не очень-то эффективно.

В некоторых странах, например в Финляндии, отказались от домашних заданий, оценок и и привычного понимания уроков. Там внимание учеников сместили с оценок и результата на процесс и проживание опыта. Уже в младших классах детей учат самостоятельности: готовить, стирать, обращаться с разной техникой, что-то мастерить руками. Конечно, они изучают и остальные базовые предметы, но никто не ругает их за то, что они неправильно решили пример или написали букву слишком криво.

У взрослых тоже не всё получается с первого раза. Так почему мы ожидаем этого от детей?

Школа может быть местом, где каждый ребёнок учиться слушать себя, находить свои таланты и раскрывать их, понимать, что ему нравится, а что не очень, что у него получается, а что не очень и главное — принимать это в себе. И пока мы не научим их слушать себя, понимать себя и принимать свои силы и слабости, нам будет очень трудно вырастить «достойную смену», о которой постоянно твердит старшее поколение.

К счастью, помимо обычной школе, я учился ещё и в музыкальной. Именно там меня научили, что процесс важнее результата.

Учит ошибаться. Здесь можно ответить моим постом про ошибки, он достаточно исчерпывающий.


Подписывайтесь на еженедельную рассылку и Телеграм-канал, чтобы не пропустить новые посты.

Работа в поездках 

Одно из самых важных открытий в жизни — это работа в поездках. Кайф в том, что ты одновременно создаёшь пользу, получаешь новый опыт, отдыхаешь и невероятно обогащаешься.

Я люблю приехать в новый город, побродить по его улочкам, почувствовать его настроение, пообщаться с людьми. А потом найти местную кофейню, съесть чего-нибудь горячего, взять американо, и сделать пару задач из списка на день или написать какой-нибудь хороший пост.

Конечно, поездки без работы тоже хороши, но работать в поездках — отдельный вид удовольствия. Это развивает умение быстро переключаться между контекстами и ролями. Ничто так не развивает и не тренирует мозг, как опыт в новых, совершенно незнакомых условиях.

Может ли программист быть дизайнером? ★ 

Вопрос от подписчика:

Хотел у тебя спросить, у меня довольно токсичный СТО, который мне постоянно говорит что нельзя быть фронтендером и дизайнером одновременно, ибо буду плох и там и там.

Я люблю писать код, но при этом мне нравится дизайн и я хочу этим продолжать заниматься, Расмус Андерсон же как-то был лидом дизайна в «Фигме», стоял у истоков «Спотифая» и при этом написал кучу языков программирования, компиляторов и так далее. Этот вопрос мне просто не даёт покоя. Что ты думаешь по этому поводу?

Есть мнение о том, нельзя быть программистом и дизайнером одновременно. Я считаю, что полная хуйня. Наверное, так можно было рассуждать лет 30 назад, но не сегодня. Ещё в 70-х Папанек писал о том, что изучение смежных дисциплин — это часть профессии дизайнера, а не чья-то прихоть. Работа дизайнера всегда опиралась на технологии своего времени: печатный станок, фотонабор. Сегодня основная технология — это код.

Базовое знание ХТМЛ и вёрстки позволяет дизайнеру ещё на стадии макета понять, что можно реализовать, а что нельзя и как сформулировать задачу для разработчика. И, наоборот, если разработчик понимает правила проектирования интерфейсов, видит ошибки у дизайнера и знает, как их исправить, ему гораздо проще общаться с дизайнерами и решать технические задачи.

Я не вижу большой разницы между разработчиком и дизайнером. Принципы проектирования у них одинаковые, отличается лишь инструментарий. И чем дальше, тем больше он сливается в единый набор навыков и практик. Есть много дизайнеров, которые умеют кодить, и немало программистов, которые стали дизайнерами. Например, Илья Бирман умеет кодить, благодаря чему сам написал первую версию «Эгеи», а Саша Бизиков пришёл в дизайн из разработки и теперь управляет дизайнерами.

Знания и навыки из смежных дисциплин усиливают твои позиции в основной деятельности. Чем длиннее твоё «плечо», тем ты более востребован, тем легче тебе создавать новые смыслы. Развиваясь не только вглубь, но и вширь, ты прокачиваешь мышцы, которые неразвиты у твоих коллег, и создаёшь нечестное преимущество.

Развиваясь не только вглубь, но и вширь, ты прокачиваешь мышцы, которые неразвиты у твоих коллег, и создаёшь нечестное преимущество.

К слову, у меня есть друг — Дима Уткин. Он разработчик на Реакте, но задизайнил кучу разных штук, и ему интересно буквально всё от городской среды и архитектуры до техник по управлению собой и личной эффективности. И это правильный подход! Ведь дизайн — это осмысленное упорядочивание имеющихся данных и создание новых смыслов. Сегодня новые смыслы зарыты на стыке технологий и дисциплин, а не в какой-то одной области.

П. С. И ещё, когда кто-то говорит вам, что чего-то там нельзя, помните, что можно всё!


Задать свой вопрос → evgeny@lepekhin.ru

Стив Джобс о неудачах 

Недавно я наткнулся на двухминутный отрывок из интервью Джобса в 1994, где он рассуждает о важности действия и стремлении ошибаться. Мне эта мысль показалась очень глубокой и важной, поэтому я перевёл всё видео на русский.

«Я давно понял одну тонкую вещь: большинство люди не получают желаемого, просто потому что они не просят о нём. К слову, я никогда не встречал человека, который бы отказал мне в помощи, если я просил его о чём-либо.

Когда мне было двенадцать лет, я позвонил Биллу Хьюлетту. И хотя он жил в Пало Альто, его номер по-прежнему был в телефонном справочнике. И вот я позвонил ему со словами: «Привет, я — Стив Джобс! Мне 12 лет, я учусь в старших классах и хочу собрать частотомер. Я хотел узнать, есть ли у вас лишние детали, которые вы могли бы отдать мне за ненадобностью?»

Билл Хьюлетт рассмеялся, но дал мне необходимые запчасти для частотомера. Более того, он взял меня на летнюю работу в «Хьюллет Паккард». Меня поставили на сборочную линию, где я соединял болты с гайками на частотомерах. То есть он дал мне работу в том месте, где их производили. Я был просто на седьмом небе от счастья!

Я никогда не встречал людей, которые бы сказали «нет» или бросили трубку. Я просто просил их о том, что мне было нужно. И сегодня, когда люди звонят мне, я стараюсь быть таким же отзывчивым и внимательным к ним, в благодарность за то, что когда-то кто-то был добр ко мне.

Большинство людей бездействуют и не просят о помощи. Это как раз то, что отличает тех, кто создаёт вещи, от тех, кто лишь мечтает о них. Ты должен действовать. И ты должен не бояться неудач. Наоборот, тебе следует стремиться к провалу. Не важно, что ты делаешь: просто звонишь кому-то или начинаешь бизнес — если ты боишься провала, то далеко не уедешь".

Дизайн для реального мира, Виктор Папанек 

Одна из самых важных в жизни любого дизайнера, инженера или изобретателя. Её автор, американский дизайнер Виктор Папанек, опередил время: он описал и сформулирова суть работы дизайнера в простых и понятных терминах.

Дизайн — это сознательные и интуитивные усилия по созданию значимого порядка.

Кроме этого, в своей книге, которая вышла в свет в 1971 году, он описал многие проблемы, с которыми человечеству пришлось столкнуться гораздо позже: экологический кризис, загрязнение окружающей среды, исчезновение лесов, перенаселение планеты. Он также уделял огромное внимание безопасности в медицине, автомобилестроении, производстве, детских игрушках и бытовых приборах.

Дизайнерское сообщество того времени не поддержало Папанека, а, наоборот, критиковало, называло его прогрессивные и нестандартные идеи бредом, глупостями. В этом считывался неприкрытый цинизм капитализма и та самая жажда заработать, а не помочь потребителю безопасно решить его задачу, о которой пишет Папанек.

Важнейшей способностью дизайнера является его умение осознавать, выявлять, определять и решать проблемы. На мой взгляд, в дизайне главное — это чувствовать смысл проблем, быть их «первооткрывателем» и уметь обозначить проблемы, которые ещё не осознаны, не выявлены, и придумать, как их решать.

В 70-е мало кто думал о потребностях людей с инвалидностью, различными отклонениями в зрении или банально левшей. Производители мебели, бытовых приборов и автомобилей, создавали решения для людей определённого класса и достатка или для людей со среднестатистическими показателями: рост 175 см, правша, белый, мужчина. Это приводило к тому, что многие из этих решений невозможно было экспортировать в другие культуры и страны: дизайн, созданный для американцев не приживался во Вьетнаме или Индии.

Блокнот с заметками Папанека: на развороте схемой, которая описывает понятие функции и суть дизайна.

Папанек не был первым, кто открыто заговорил о важности создавать и тестировать дизайн в тех культурных и бытовых условиях, где будущее изобретение будет производиться и использоваться. Но он был первым, кого услышали. Через двадцать лет этот подход был принят как основной и самый рациональный, а книгу Папанека включили в обязательный список чтения для студентов дизайнерских факультетов.


Статья в «Нью-Йорк Таймс» (англ), где очень ёмко описана биография Папанека и то, какое влияние он оказал на молодых дизайнеров во всём мире.

Мышление начинается с нет 

Долгое время я был заложником напускной вежливости. Думал, что отказ — это плохо. Но это ни хорошо, ни плохо.

Нет — это выбор, который позволяет нам не делать то, что мы не хотим, без чувства вины и угрызений совести.

Не хочешь с кем-то видеться, отмени встречу. Не хочешь принимать нежданных гостей, не принимай. Не можешь сорваться и поехать за город с друзьями, откажись. Ты не должен никому ничего объяснять. Друг поймёт и не будет лезть под кожу, а обидчивые отвалятся сами не будут тянуть вниз.

Нет — это основа критического мышления. Оно определяет способность подвергать сомнению чужое мнение и защитить себя от произвола окружающих. Только научившись говорить «нет», можно что-то изменить, чего-то достичь и шагнуть за пределы известного.

Многозадачность — отстой 

Было время, когда я обожал делать несколько дел одновременно. Мог варить суп и тут же согласовывать дизайн, писать рассылку и смотреть сериал. Со временем я убедился, многозадачность почти всегда — отстой, и вот почему.

  1. Людей, которые могут хорошо делать несколько дел одновременно, единицы.
  2. Желание сделать два дела одновременно — жалкая попытка выиграть время. Оба будут сделаны плохо.
  3. Многозадачность часто используют не там, где нужно. Это приводит к ошибкам, иногда фатальным.

Чтобы понять, когда делать несколько дел нормально, а когда нет, я использую простой принцип.

Если задачу можно решить не задумываясь: уборка, мытьё посуды, прогулка в парке — её можно совмещать с чем-то другим. Например, половину созвонов я провожу на ходу, ведь переставлять ноги можно не думая.

Если же задача требует погрузиться в тему, постоянно оценивать обстановку, следить за безопасностью: встреча с клиентом, игра в баскетбол, вождение авто — нужно отложить другие дела и сфокусироваться. Иначе можно пропустить важный нюанс в беседе или получить мячом в еблет. А если за рулём или при переходе улицы тупить в телефон, то можно и умереть.

Я не люблю многозадачность и терпеть не могу, когда её выдают за критерий успеха. При этом я обожаю разнообразие. Меня прёт вести сразу несколько проектов, каждый день встречаться с новыми людьми, посещать разные города. Но делать несколько дел одновременно — нахуй нужно. С высокой вероятностью получится хуйня.