УправлениеАрт-дирекшн

«Просто давать заказчику то, что он хочет» ★

После каждого проекта мы в студии просим клиента написать нам отзыв, покритиковать, рассказать, что понравилось, а что нет. Самая частая претензия к нам, как к студии, в том, что мы излишне принципиальны. Мол, придираемся ко всему, задаём много вопросов, дотошные в общем.

Но есть другой показатель. Все наши клиенты — их около 15 — готовы рекомендовать нас своим друзьям, знакомым и партнёрам. Кажется, что это странное сочетание, но нет. Я рассматриваю это, как признание того, что наш подход работает.

Читать дальше

Пробовать разное — не стрёмно

В интервью Никите Ларионову я рассказывал о том, как пробовал себя в журналистике и почему перестал. И потом Никита спросил, не жалею ли я, что пробовал разное, потратил время.

Тогда я ответил, что, конечно, ни о чём не жалею, и сказал важную мысль: «Всё, что я делал, привело меня туда, где я сейчас. Мне нравится то, куда я пришёл. Поэтому я не могу ни о чём жалеть». Мне хочется раскрыть свой ответ чуть глубже.

Всё, что я делал и чему научился, помогает мне сегодня. Хотя, казалось бы, как работа баристой может помочь мне в арт-директорстве?

Пока я работал баристой, я научился терпеть тупость и хамство людей, принимать всё это с улыбкой и лёгкостью. Я работал охранником в Бенетоне и начал читать больше книг, чтобы скоротать 12-часовую смену. Я много поработал руками, осознал ценность времени и благодаря этому научился работать головой. Потом я работал в турфирме и там меня бесило очень много, но в итоге я научился брать ответственность на себя, решать проблемы, не бояться отстаивать свои права, вести переговоры о зарплате.

В качестве журналиста я брал интервью просто так, для себя, для кайфа. В итоге, когда стал работать редактором, умение задавать правильные вопросы очень пригодилось. Потом я стал арт-директором, и опыт в интервью подсказал, что нужно заткнуться и слушать клиента, когда тот изливает мне душу и рассказывает о проблемах своего бизнеса.

Любой опыт важен. Вся хрень лишь в том, что оценить его можно лишь спустя время. Иногда спустя несколько лет. Поэтому не стрёмно говорить «да», не стрёмно браться за то, что никогда не делал. И уж точно ни о чём не нужно жалеть. Это просто глупо.

Как быть эффективным, осознанным и вообще молодцом ★

В своё время я перепробовал кучу всяких техник: работал по помидорному таймеру, ставил какой-то блокировщик соцсетей, писал список дел на неделю — искал инструмент, который сделает меня эффективным. Ничего не работало.

Думаю, проблема в хуёвой формулировке проблемы. Люди хотят «волшебную таблетку», которая поможет им успеть всё на свете. Но никому не нужно успеть сделать всё. В этом нет никакого смысла. Большинство тех, на кого мы равняемся в эффективности, стали такими, потому что фокусировались на конкретных задачах и не распылялись на всё.

Читать дальше

Про счастье или почему процесс важнее цели ★

Удовольствие от процесса ведёт к хорошему результату. И наоборот: если от рутины и процесса не вставляет, получится говно.

Когда строишь ожидания вокруг какого-то результата, то ставишь себя в некие рамки. Если всё случится, как ты хотел, радости будет не много, ведь ты уже это предвидел. А если всё пойдёт не по плану, то расстроишься, начнёшь копаться в себе и загоняться. Это отнимает силы: нужно успокаиваться, восстанавливаться, искать поддержки.

Переживания о результате — это ошибочный фокус. Такой подход демотивирует, принижает, отдаляет от цели, отвлекает от сути.

Процесс важнее результата: работа должна радовать тебя каждый день. Не результат, а именно рабочий процесс, рутина. Потому что процесс относится к миссии, а результат — это про полезное действие. Миссия — смысл существования компании или человека. А полезное действие — это конкретные дела, поступки, которые помогают достичь конкретной цели.

Если от рутины не прёт, наверное, это не совсем твоё. Нельзя не любить рутину. Без любви к процессу не получится 10, 20 или 30 лет заниматься одним и тем же.

Без удовольствия от процесса, я не смогу сделать свою работу хорошо. От этого будут страдать люди и я сам. Например, если постоянно париться о том, что клиент может не принять работу, страх будет сковывать меня: я сделаю посредственный дизайн, напишу слабый текст, буду потакать клиенту в его хотелках и закидонах.

Только процесс помогает нам расти, делает нас круче, прокачивает и развивает. Потому что процесс — это постоянно преодоление сопротивления людей вокруг тебя: заказчика, коллег, арт-директора, главреда. Процесс — это про умение отстоять свою идею, наиболее эффективное решение или компромисс. Именно шлифовка процесса в итоге приводит к лучшему результату. А не наоборот.

И по-моему именно кайф от процесса и есть счастье, которое все так ищут.

Встречи один на один

Состояние команды и каждого отдельного участника очень важно на длинной дистанции. Если кому-то в коллективе плохо — это проблема и её надо решать. Это не значит, что с ним надо нянчиться, жалеть и вытирать сопли. Нет, это сигнал, что нужно поговорить и вместе найти решение.

Ещё лучше действовать на опережение. Я для этого использую встречи один на один. Лучше всего встречаться лично, но если команда удалённая, или у вас карантин — то и созвон сойдёт.

Наедине человек может сказать то, что не решается или не хочет говорить при других. Формат «один на один» помогает решить вопрос до того, как он стал проблемой. В карантин такие встречи это ещё и отличный способ пересмотреть процессы внутри вашей команды: отказаться от ненужных этапов и согласований, перераспределить обязанности, сменить инструменты на более удобные.

Так, например, мы за последнюю неделю перешли из Трелло в Колонки, а вместо глючного Скайпа — в Зум. Сегодня на встрече с Лерой, менеджером студии, я узнал, что иногда задачи «проходят» мимо неё. Пересмотрели процесс принятия решений и сразу стали внедрять.

Проводить такие встречи достаточно раз в месяц. Чтобы всё это приносило результат, я советую записывать проблемы и решения, которые вы обсудили. Так спустя месяц сможете вернуться к прошлым записям и обсудить, что получилось внедрить, а что нет и почему.

Покажи, что ты сделал ★

Понял для себя, что не люблю длинные проекты, когда долго что-то пилишь, дорабатываешь, но всё никак не выпускаешь. Это демотивирует и вгоняет в прокрастинацию.

Поэтому в проектах, где я арт-директор, моя миссия — помочь команде проекта не развалиться, не завязнуть в каких-то мелочах, а быстро выкатить продукт и потом уже допиливать.

Это важно по нескольким причинам:

  1. Участники проекта видят результат — это вдохновляет, даёт ощущение причастности к чему-то крутому.
  2. Заказчик видит, что мы тут не хуй пинаем, а делаем что-то крутое, и он уже работает.
  3. Продукт начинает решать задачи клиента задолго до дедлайна. Сырой и работающий лендинг лучше красивого макета в Фигме.
  4. Продукт всегда готов. Нет такого, что прошёл месяц, а у нас полсайта в Фигме, полсайта в Гугл-доке. Всё уже работает, пусть и в минимальной версии.

В продуктах и корпорациях закиснуть ещё проще. Поэтому менеджерам и дизайнерам, которые работают в продукте, важно учиться дробить большие задачи на мелкие улучшать продукт по чуть-чуть, чтобы видеть результат.

Проекты без дедлайна ★

Если клиент не может назвать точный срок, к которому что-то должно быть сделано, скорее всего это «что-то» ему не нужно.

В декабре наша студия общалась с одной компанией из Москвы по редизайну их сайта. Провели три созвона, и ни на одном менеджер так и не назвал нам дедлайн. Звучали фразы: «как можно скорее», «нам это очень срочно», «точных сроков нет — вы нам скажите, сколько надо времени на эту задачу».

Всё это полная хуйня, конечно, же. Поэтому мы предложили вернуться к проекту, когда он станет важным. Потому что только тогда его и нужно делать.

Так уже выходит, что в жизни людей ебёт только то, что важно сейчас. Люди ходят к стоматологу, когда зубная боль становится нестерпимой. Студенты пишут диплом за последнюю неделю, потому что их отчислят. Сайт нужен только тогда, когда без этого сайта бизнесу — пиздец.

Если же заказчик приходит за сайтом, а потом начинает тянуть резину: переносить созвоны, сливаться, говорить, что давайте потом, после важнейшей сделки века — то ему определённо не нужен сайт. У него горит что-то другое, но не сайт.

Можно возразить: «Ну, а как же деньги, портфолио там обновить?» Да, это нужно, но какой смысл брать в работу проект, который никогда не будет закончен? А если и будет, то нахуй никому не будет нужен.

Так что, когда заходите в новый проект, проверьте, что он на самом деле что-то значит в мире клиента.

Два способа не сделать работу в стол ★

Когда я начинаю новый проект, всегда есть риск, что он не будет закончен. Необязательно по моей вине. В проекте ведь есть другие люди, как минимум заказчик, менеджер проекта и человек, который принимает решение. Иногда эти три функции совмещаются в одном человеке, а иногда это три разных человека. Да, заказчик и человек, который принимает работу, не всегда одно и то же лицо.

Не буду рассматривать вариант, когда задача на самом деле не нужна. Это легко выяснить: достаточно разобраться в задаче до начала проекта и понять цели компании. А потом задать много вопросов со словом «почему», если мотивы заказчика неясны. В итоге станет понятно, нужно делать эту работу или нет. Или нужно делать какую-то, но другую. Например, заказчик приходит за текстом, а в итоге уходит с лендингом или контент-планом для Инстаграма. Такое часто случается.

Но есть ситуации, когда очевидно, что задачу делать нужно, но на результат повлиять ты не можешь. Такое бывает, когда у тебя нет полномочий принимать решения, а человеку, который отвечает за результат — задача не особо интересна, важна, нужна и т. д. Чаще всего это случается не в проектах, а когда работаешь в продукте, в компании.

Есть всего два варианта это решить:

  1. Брать на себя ответственность за задачу и право на последнее слово.
  2. Делегировать задачу тому, для кого она важна, ценна, интересна.

Можно ещё делегировать задачу важную тебе и пинать того, кому ты её поручил. Но это малоэффективно, если не сформулировать ценность задачи для другого человека. Поэтому я стараюсь к этому варианту не прибегать.

Зачем я открыл студию

Раз в две недели я отправляю авторскую рассылку. В письмах рассказываю, что нового, и делюсь ссылками на полезные материалы о дизайне, редактуре и вёрстке. После писем читатели хвалят, присылают критику и отзывы. Один подписчик прислал такой вопрос:

Хотел у тебя спросить: как ты решился открыть студию? Что для этого делал, готовил ли бизнес-планы, как искал первых клиентов? Может есть курсы или статьи, который помогли тебе в этом?

Как ты решился открыть студию?

В 2016 году жизненные обстоятельства требовали перемен. Мне нужен был гибкий график и более высокий доход. Ни того, ни другого мой работодатель дать мне не мог. Поэтому я оставил офисную работу и начал фрилансить эсэмэмщиком и редактором. Так продолжалось год. В один момент ко мне пришла заявка сделать лендинг. Я позвонил знакомому дизайнеру и верстальщику, мы взяли и сделали это сайт. Так появилось бюро.

Это не было бизнесом. Мы просто делали сайты, когда к нам приходили с таким запросом. В остальное время каждый работал сам на себя — никаких обязательств. У меня не было цели превратить это в бизнес или стать руководителем. Но так сложилось, что отвечал за всё я. У меня это получалось лучше всего, к тому же меня невероятно пёрло.

Только спустя два года — три месяца назад — я задумался о том, что хочу развить это в бизнес. Так что не знаю: то ли я открыл студию, то ли она меня. Всё это наталкивает на мысль, что открытие студии, как и любой шаг в жизни, должно быть осознанными, продуманными, назревшими. Чтобы попробовать себя в чём-либо, не нужно открывать компанию. Достаточно просто сделать это.

Что для этого делал, готовил ли бизнес-планы?

У меня нет бизнес-образования, и я никогда в жизни не составлял бизнес-план. Самое сложное, что я делал: суммировал расходы на зарплату, прибавлял маржу, аренду офиса и налоги. Так формировалась стоимость наших услуг до весны этого года.

Сейчас этот подход меняется, так как бизнес подразумевает более высокие риски. Может случиться так, что заказов не будет, а зарплату платить надо. Думаю в ближайший год цены студии будут постепенно расти, и к следующему году мы окончательно сформируем нашу финансовую модель. Пока что я и сам не понимаю, как надо правильно, и очень хочу пообщаться с мудрым арт-директором на эту тему.

Как искал первых клиентов?

А никак не искал. Чаще всего случалось так: люди знали, что я занимаюсь «чем-то там в интернете, соцсетями и сайтами» и приходили за советом. И я уже на месте оценивал, можем ли мы им помочь и сколько это может стоить.

Если ты хорошо работаешь, у тебя никогде не будет простоя. У нас в порфтолио пять сайтов, и нас постоянно рекомендуют. Просто не со всеми получается работать. Кого-то не устраивает цена, кто-то не нравится нам, или мы понимаем, что мы ещё не доросли до таких задач. Не каждый клиент твой, а ты не всем подходишь, как исполнитель. Это нормально.

Продвигаться как-то по-другому в дизайне — бессмысленно. Не таргетинг же лить, в самом деле. На меня частенько выскакивает один и тот же дизайнер с предложением сделать «лучший логотип в моей жизни». Но я почему-то до сих пор у него ничего не купил. Потому что никому здесь и сейчас не нужен логотип. А когда будет нужен, я не буду искать его в соцсетях. Я напишу друзьям, чтобы они посоветовали мне дизайнера.

Люди охотнее выберут исполнителя, которого им порекомендовал знакомый человек, чем перебирать тысячи кандидатов в интернете. Это же риски. Большинство людей предпочтут не рисковать.

Есть курсы или статьи, который помогли тебе в открытии студии?

Статей и курсов, которые рассказывают, как открыть студию, я не встречал. Хотя вроде недавно что-то подобное появилось у «Скилбокса», но не знаю, насколько это эффективно.

Учиться надо у практиков, а не у теоретиков. Поэтому я пересмотрел все интервью с Лебедевым, Горбуновым, Ильяховым, Башевым. Мне кажется эти парни очень хорошо секут в управлении. Даже, если это управление самим собой и своим временем. Они рассказывают о вещах, которые познали на деле. И что круто, в них нет никакого пафоса. А это значит, что несмотря на успех, они остались собой. Мне кажется, это важно, когда ты открываешь студию. Важно, чтобы именно ты ей управлял, а не она тобой.

У Максима Ильяхова недавно вышел курс про деньги и работу с клиентами: многое я почерпнул оттуда и сразу сделал принципами студии. Например, работать только по договору. Когда ты один, то можно забить и не делать договор. Единственное, чем ты рискуешь — не получить деньги за свой труд. Но когда я у тебя в команде есть люди, которые помогают тебе, ты не можешь идти в бой с неприкрытой задницей. Я, конечно, преувеличиваю: мы с клиентами не воюем.

Договор — это единственная гарантия, что в случае какой-то дурной ситуации, ты выйдешь из неё без потерь.

Вообще с открытием студии появляется очень много вопросов: как быть с правами на результаты интеллектуального труда, оформлять сотрудников в штат или нет, сколько надо заработать, чтобы выйти в ноль, нужен нам офис или будем сидеть по домам? Правильных ответов нет. Единственное, чем тут можно руководствоваться: делать так, как удобно вашей команде.

Под диктовку ★

Делать что-то под диктовку, значит — деградировать. Например, вносить правки от главреда или двигать пиксели по указке арт-директора. Это полный пиздец. Даже если эта работа будет сделана, в 99% случаев получится плохо. Потому что сотрудник, которому не доверяют, выполнит задачу максимально наотъебись.

Сотрудник, который работает под диктовку, из партнёра превращается в исполнителя. А руководитель — в начальника, который растрачивает потенциал сотрудника впустую. Вместо партнёрста, получается модель «кто сверху, тот умнее», теряется уважение, в итоге никто не развивается.

В идеальном мире руководитель говорит сотрудникам, что делать только, когда всё летит в пизду. Тогда руководитель должен взять на себя ответственность, оптимизировать работу команды и «отрезать» ненужные задачи.

В остальное время руководитель чётко формулирует задачу, а её исполнение доверяет команде. Верх мастерства, если руководитель делает это письменно. Без этого навыка нереально построить удалённую команду, потому что ни у одного человека нет столько времени на созвоны.